lenkaru (lenkaru) wrote,
lenkaru
lenkaru

Categories:

Про собак. Часть 1. Мэри

У нас всегда жили кошки. Сколько я себя помню с детства. И дома и у бабушки. Поэтому и в моей взрослой семье тоже жила кошка. 13 лет. Так и жила бы себе спокойно, если б не наша первая собачья любовь. Ее звали Мєри. Бог знает почему и кто назвал ее этим прекрасным женским именем. По семейной легенде дед, вернее Сережкин отец на даче курил у калитки, мимо пробегала она. Он сам не знает почему позвал ее – Мэри, иди сюда. Она радостно завиляла хвостом и осталась жить на даче. Потом на даче жили родственники с маленьким тогда годовалым ребенком. Мэри жила с ними все лето. Нянчила тогда совсем еще маленького Никитку и даже (о, ужас!) мыла ему попу, если случались неприятности. Потом лето прошло, все съехали на городские квартиры, а Мэри осталась.
Надо сказать, что по традиции межсезонье на даче раньше всегда было нашим временем. Тихо, разъехались все и свои и соседи. Не жарко опять же. Мы с Серегой вдвоем копаемся, убираемся после лета, готовим землю к следующему сезону. А тут еще прибавилась забота Мэри покормить. Она честно каждый раз бежала нас провожалать до троллейбуса (минут 40 ходу). И каждый раз возвращалась назад на пустую дачу. Каждый раз это конечно громко сказано. Хватило пары раз. Я начала ныть и страдать. Оказалось, что в мою гнилую интелегентскую сущность крепко въелся Антуан сент-Эксюпери со своим „мы в ответе за тех, кого мы приручили”. И я стала рассказывать Сереге, что хоть приручили ее не мы конечно же, но бросать-то на зиму голодать и холодать придется ее нам в итоге. А я грех на душу взять не могу. И вообще это самая красивая в мире собака и я влюбилась в нее с первого взгляда. И опять же Экзюпери, который Антуан де сент. Серегина сущность оказалась не менее тонкой м трепетной, не зря его бабушка всю нашу семью звала „сраная интеллигенция”. Он сказал „давай попробуем, посмотрим как она себя будет вести”. О, Мэри вела себя безупречно. Мы кинули в уголок старое деское одеяло со словами „место”. Она радостно на него улеглась и осталась. Навсегда. Мэри оказалась прекрасно воспитана. Она НИКОГДА не могла себе позволить залезть на диван. Она просто подходила и клала морду тебе на колени и смотрела большими умными абсолютно человеческими глазами. Ей даже в голову не могло прийти спереть что-нибудь съедобное, что плохо лежит. За 13 лет жизни с кошкой Васей мы привыкли к «у меня бы не лежало, я бы с ним живо». Еще она покорила свом абсолютным и бесспорным раскаянием, если приходилось ее поругать за-то нибудь. Если ругаешь кошку, в ответ получаешь ехидный взгляд «ну-ну ори-ори, придет мой час – нассу вам в тапки». Собака смотрит с абсолютным расскаянием полными ужаса от содеянного глазами, говоря все свом видом «прости, хозяйка, сама не пойму какой бес меня попутал». Нет она не ползет на брюхе и не юлит как любят иногда мелкие шавки. Просто глаза.Прекрасные карие глаза, которые умеют говорить.
Ела она все, что дадут. Быстро. Начисто мыла за собой миску. Что являлось примером кошке Васе, которая любила копаться и капризничать в надежде вдруг перепадет еще что-нибудь. Более калорийное. И экзотичное. Поэтому Мэри она сразу не взлюбила. Не только не перепадало что-нибудь эдакое, а и свое кровное норовила исчезнуть. Ведь Мэри с радостной улыбкой чисто мыла и ее миску тоже. За что получала подзатыльники от Васи. Натуральные такие подзатыльнике как в мультике „Маугли” Багира раздавала красным псам. Васька забиралась на табуретку и оттуда отвешивала Мэрьке оплеухи. Она как бы говорила „поразвели тут собак!” Мэрька изредка огрызалась, но трогать не трогала. Как-то так они и существовали вместе как кошка с собакой. Внешне- мирно, по сути мягко говоря настороженно.
Какой Мэри была породы? Какой-то своей собственной. Тело скорее спаниеля, такая же веселая, подвижная с длинной черной шерстью, которая вилась крупной волной и смешная бородатая морда скотч-терьера. Только уши стоят или висят в зависимости от настроения. А хвост – черная метелка – трубой. За 2 года жизни с нами у нее 2 раза были щенки. Отдали молочницам в деревню и к сожалению их судьба неизвестна.
Она прожила у нас 2 года. И как говорят «бог дал и бог взял». А точнее – сама пришла, сама ушла. Просто в один прекрасный день, а вернее ужасный, неожиданно рванула через дорогу и попала под машину. Когда мы хоронили Мэри я впервые видела, что мой муж умеет плакать.
Мэри. Это наша первая потеря. Жизнь такая штука Мэри. Она очень любила эту песню. Хотите верьте, хотите –нет. Она крутилась, виляла хвостом и танцевала перед приемником в машине, откуда надрывно неслось – Мэри, никому теперь не верит Мэри.
Два года мы держали траур. Потом мы решились завести щенка. Долго искали щенка русского спаниеля, нам казалось,что все-таки она была больше спаниелем, чем скотчем и мы хотели найти именно русского спаниеля не кокера, у него такие же умные и красивые глаза. Нам так казалось Но не получилось.
И в итоге сейчас у нас живет Бонька. Такое же черное лохматое чудовище. Прекрасное и безобразное в своей беспородности, а вернее как и Мэри он уникален и имеет свою собственную, не ведомою никому из окружающих породу.
Но как говорит Каневский – это уже совсем другая история.
К сожалению у нас осталась одна единственная фотография. Доцифровые времена «мыльниц» Вот она. Мэри на руках у Насти.
мери
Tags: Собаки., дыбр
Subscribe

  • отпуск - это маленькая жизнь

    А особенно, если ты приезжаешь в отпуск домой. Так бывает оказывается, как будто бы ты был например в командировке за границей. - Тетьлена, вы сразу…

  • Балаклава. Дача Зусмана.

    Как-то давно, моя коллега Ирка позвала меня в обеденный перерыв прогуляться по Балаклаве. - Хочу проведать дом, где мы жили в детстве. Мы…

  • РИСУНКИ

    Последние 17 лет я работаю в налоговой. И 17 лет я этого стесняюсь. Казалось бы - нет повода для стыда, а даже совсем наоборот. Но так уж сложилось…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments