lenkaru

Categories:

История одной жизни

5 сентября нашему деду, Серегиному отцу Юрию Никитичу исполнилось 80 лет. А ровно через месяц 5 октября его не стало в этом мире.

На вопрос - что тебе подарить, он всегда отвечал - ничего не надо. А тут вдруг попросил, впервые на моей памяти такое случилось.
- Подарите , - говорит, мне диктофон - хочу записать вам историю моей жизни. Когда родился, как женился.
И вот эту просьбу мы выполнить и не успели.
Как-то туго оказалось на рынке с диктофонами, да еще с таким чтоб пожилой человек мог легко разобраться. Сейчас же все в телефоне, а у деда не то что пальцы, а и руки уже плохо слушались. Сенсорный экран- не его вариант.

И вот я решила исправить нашу общую семейную ошибку. Попробую здесь написать историю его жизни.

Итак, родился мальчик Юра в 1940 году. Отец его Никита Алексеевич служил мичманом, был родом с Урала, по национальности чуваш. Деда Никиту я помню плохо. Помню, что был невысокого роста, поджарый, зато с богатой седой шевелюрой. Мне кажется, Серега в него пошел. Мама Любовь Васильевна была из Донских казаков. Про таких говорят шальная. Бабу Любу помню хорошо. Всегда энергичная, куда-то бежит, вся во внуках/ правнуках, прожила длинную жизнь, больше 90 лет. Мы приходили иногда к ней, и тогда она начинала рассказывать за жизнь. Речь ее была интересная, русские слова в ней мирно уживались с украинскими. Рассказывала много, ярко, любила присочинить. Не без этого.

Жила Люба с родителями годов до 17 в селе Займообрыв, что на Азове в Ростовской области. А в 17-то годов приехали к ней сваты, а Люба им отказала - гарбуза вынесла. И намазали они родительские ворота дегтем, как тогда принято было, да не просто намазали, а слова всякие ругательные понаписали. Люба позора не снесла и прямо вночь из дома и уехала. Аж на самый Сахалин ее занесло. Там она с Никишей своим и познакомилась. Судьба. День рождения у них в один день был 11 октября. А в 18 лет и первого ребёночка родила. Анатолием назвали, а через год в 1940, уже в Свердловске второго, Юрия, отца моего мужа.

Война застала семью уже на Юге у родителей бабы Любы в Займообрыве.
Там была душераздирающая история, в которую Серега не верит. Но я напишу как слышала от бабушки. К селу подходили немцы, а Любе никак нельзя было оставаться, она же жена красного командира, ее первую к стенке поставят. И вот за ней специально самолет командование послало ( вот тут Серега мой ее внук очень сомневается) и она в чем была ( в одной ночнушке) бежала к тому самолету, с ребёнком на руках. Но факт остаётся фактом, Толика, старшего сына успели вывезти, а младшего Юру мать просто забыла в суматохе.
И всю жизнь себя корила, и мне рассказывала как «Юрку забыла, и он теперь на меня всю жизнь зло держит». Но не у чужих же людей в конце концов оставила, а у мамы родной. Бабушка в итоге Юру и вырастила, и войну пережили , и с голоду не померли. И научили всему и - говору южному, и еду себе добывать - макуху жевать, и рыбку да раков ловить.
А потом родители забрали его себе, и в году 46-м привезли в Севастополь.
Тут уж сам дед мне рассказывал, как выживали, отец служил, а мать с тремя детьми (после войны родилась еще сестра Галя), управлялась да зарабатывала как только можно - и коз держала, и покупала вельвет рулонами, а ночами строчила на швейной машинке вельветовые рубахи на молнии, модно было тогда и на рынке их продавала. А чтобы милиция не побрала за спекуляцию, Юра ей должен был эти рубахи подносить на продажу по одной. Рассказывал как послевоенный город был буквально начинен минами и снарядами, сколько мальчишек тогда подорвалось на них - не счесть.
Рассказывал, что тогда на весь Севастополь одна машина была, продовольствие возила, и как они нашли на Историческом бульваре схрон с продуктами и радостные домой притащили. Отец ругал сильно. А это ведь кто-то ушлый украл и для себя спрятал. Как куропаток стреляли в степи, где сейчас дача ( район Молочной балки).
А потом вырос, ремесленное училище закончил, на завод пошел. Военный авторемонтный, так до пенсии на нем и проработал, сначала слесарем, потом мастером стал.
С завода и в армию ушел.
Служить попал в Молдавию в город Бельцы. Сережина мама там в медучилище училась.
Там и познакомились. На новогоднем вечере.
Как служить закончил, ее с собой в Севастополь привез. Сыграли свадьбу. Двойную. Друг его Жора на Валиной подружке женился. Вместе в Севастополь вернулись, вместе подружек- молдованочек привезли. Сын родился через год, еще через 10 лет дочка.
Вырастили двоих детей, 8 внуков. Наших только двое, остальные шесть дочка постаралась.
дети очень любили дедушку с бабушкой, все выходные у них. В Молдавию бабушка Валя их возила в отпуск, родне показать.
А потом в 2010 Сережина мама умерла, за полгода сгорела. На 10 лет дед ее пережил. Не хотел он жить без нее. Все 10 лет не хотел. Потух сразу. Старый стал. Из дома не выходил, ноги болели.
Только летом на даче более менее оживал, гости к нему ходили, коллеги заводские, соседи дачные.
К нам жить идти не хотел, так и ездили к нему все 10 лет через «ничего мне не надо».

А потом вдруг совсем ослаб, заговариваться начал, все рассказывал как видит он всех своих родных и жену.
Тут мы и поняли. Уходит.

В гробу лежал неожиданно красивый и улыбался.

Теперь мы старшие в роду.

С родителями на Историческом бульваре. В центре
С родителями на Историческом бульваре. В центре
На площади Нахимова
На площади Нахимова
Верхний ряд: Отец Никита Алексеевич,  брат Толик, баба Люба и бабушка Лена, баблюбина мама. Дед наш внизу в центре.Красавец))) хотя все прекрасны, забытые лица прошедшей эпохи.
Верхний ряд: Отец Никита Алексеевич, брат Толик, баба Люба и бабушка Лена, баблюбина мама. Дед наш внизу в центре. Красавец))) хотя все прекрасны, забытые лица прошедшей эпохи.
В цетре. Очень стильно я считаю. Не иначе респект бабе Любе)
В цетре. Очень стильно я считаю. Не иначе респект бабе Любе)
Красвец солдатик)
Красвец солдатик)
Свадебная фотография
Свадебная фотография
С маленьким Серегой
С маленьким Серегой

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded